Качественный выбор

2017-01-16 07:36:00:

Гарвардский философ Роберт Нозик размышляет о том, что людям, наверное, невозможно перестать существовать в этом мире. Он предлагает такое отношение к жизни: сначала представьте, какая форма бессмертия была бы самой лучшей, а потом живите так, как будто она и есть истинная. Нозик умер в самом начале третьего тысячелетия. Теперь он знает, на самом ли деле люди не могут перестать существовать.

«Жизнь — большой сюрприз, — писал Владимир Набоков, — и я не понимаю, почему смерть не может быть еще большим».

Радикальные скептики считают, что мы ничего не можем знать. В старом анекдоте рассказывается об экзамене по философии, а именно по скептицизму. Посреди аудитории стоял обычный стул. Студентам надо было ответить на один вопрос: доказать, что этот стул существует. Один из них ответил в двух словах: «Какой стул?» Он получил пятерку.

Пусть скептики считают, что доказать существование стульев невозможно, — они все равно на них сидят. Как для любого автомобиля нужно качественное масло моторное, так и для человека важны убеждения. Если моторное масло и бензин будут некачественными, то придется тратить деньги и время на дополнительный ремонт и покупку запчастей. Зачем это нужно? Лучше выбирать качество изначально.

Радикальные нигилисты считают, что мы ничего не можем знать, кроме одного: нет никакого смысла. Как ярко выразилась Дженнифер Хечт, мы знаем, что «Вселенная — это просто случайная груда материи, без всякого смысла болтающаяся в пустоте. А вся жизнь на Земле — совершенно никчемная и ничтожная крупинка, затерявшаяся где то в пространстве и существующая какой то миг, чтобы потом о ней ни разу не вспомнили и ничего не сказали». Но даже нигилисты, как пишет Майкл Новак, в прекрасные октябрьские дни сидят дома за компьютерами и выстукивают свои сообщения, веря, что кто то их прочитает и просветится и что сказанное ими будет иметь смысл в той Вселенной, в которой, как они утверждают, нет никакого смысла. «Да ведь они верят, наши нигилисты»!

Наверное, тяжело делать ставку на веру, но на сомнение — еще тяжелее.

Читайте также: